Били и бить будем…

Без флага, без гимна, но в красной форме и с родными болельщиками за спиной. Наши победили. Ура!

Final700

Хронофагия

Smartfony-1-1024x647

Давно, ещё когда проходил курс слепой печати В. Шахиджаняна, узнал термин «хронофаг» — пожиратель времени. Всё просто, по Шахиджаняну это люди, которые тратят впустую чужое время. Секрет заключается в том, что жертвы хронофагов сами позволяют «съедать» своё время. Так уже вышло, что хронофаги от рождения, так сказать, слепы. Более того, они не сильно разборчивы и в большинстве случаев даже не понимают, что тратят чьё-то время впустую. Они искренне полагают, что являются полезными членами общества и трудятся не покладая рук. Жертвы же сами позволяют тратить своё время, оправдывая при этом свою лень и перекидывая ответственность на хронофагов. Такой вот уродливый симбиоз.

Я не люблю Facebook за то, что это настоящая чёрная дыра для времени. Масса информации, мнения, которые вызывают желание комментировать, неиссякающие источники бугурта¹ — на всё это уходит время, часы, дни, недели. Возвращаясь к сабжу: Hi-Tech хронофаг. Вот только это мой выбор, и пока я не откажусь от FB, как от источника информации, я буду терять время. Как-то так.

terminator-2-edward-furlong-arnold-schwarzengger-1

«Watching John with the machine, it was suddenly so clear. The Terminator would never stop, it would never leave him. And it would never hurt him, never shout at him or get drunk and hit him or say it was too busy to spend time with him. It would always be there and it would die to protect him. Of all the would-be fathers who came and went over the years, this thing, this machine was the only one who measured up. In an insane world, it was the sanest choice.»

«Наблюдая за Джоном и роботом, я вдруг поняла. Терминатор никогда не остановится, никогда не бросит его. Никогда не ударит, не сорвётся, не напьётся или скажет, что слишком занят, чтобы уделить ему время. Он всегда будет рядом и умрёт защищая его. Из всех возможных отцов, которые когда-либо приходили в этот мир, эта вещь, машина, была единственным подходящим вариантом. В безумном мире, это был самый разумный выбор.»